Минобороны РФ: в «Оборонсервисе» останется только самое необходимое

07.11.2013

О том, по какому пути идет реструктуризация «Оборонсервиса» и в какие сроки ее планируется завершить, а также о новых принципах, которыми российские военные будут руководствоваться при управлении ведомственным имуществом, в интервью РИА Новости рассказал директор Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Дмитрий Куракин.

Одним из первых шагов Сергея Шойгу на посту министра обороны было решение об избавлении ведомства от несвойственных функций и непрофильных активов. Уже в феврале текущего года Минобороны объявило мораторий на проведение торгов, связанных с реализацией ведомственного имущества, затем началось реформирование холдинга «Оборонсервис», «прославившегося» в бытность главой Минобороны РФ Анатолия Сердюкова. О том, по какому пути идет реструктуризация этого холдинга и в какие сроки ее планируется завершить, а также о новых принципах, которыми российские военные будут руководствоваться при управлении ведомственным имуществом, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Игорю Андрееву рассказал директор Департамента имущественных отношений Минобороны РФ Дмитрий Куракин.

— Дмитрий Александрович, когда завершится реструктуризация «Оборонсервиса»?

— Министр обороны Сергей Шойгу поручил нам до середины декабря предоставить предложения о реструктуризации ОАО «Оборонсервис». Перед нами стоит задача четко «развести» тот функционал внутри «Оборонсервиса», который можно или нельзя обеспечить на открытом рынке.

Допустим, организация питания военнослужащих. Это достаточно развитое направление на рынке общепита, разве что за редким исключением, когда нужно кормить солдат где-нибудь на Новой земле. Но есть и определенные задачи, которые не могут быть обеспечены рынком — например, услуги ЖКХ в закрытых военных городках или материально-техническое снабжение, организация быта военнослужащих в условиях учений или боевых действий.

— Не опасаетесь, что гражданская структура откажется от снабжения солдат во время боевых действий?

— В таких случаях мы должны не просто иметь в распоряжении структуру, управление которой осуществлялось бы на рыночных, контрактных принципах, потому что этих инструментов может быть недостаточно, а обеспечить осуществление требуемого результата в административно-командном режиме.

Грубо говоря, завтра в определенном месте, в таком-то объеме для решения задач обороны государства должен быть обеспечен конкретный ресурс. Это значит, что будет отдан приказ, который необходимо выполнить беспрекословно и своевременно. Но смогут ли это сделать коммерсанты, привлеченные в режиме размещения государственного заказа?!

Из такого подхода и будет выстраиваться логика реструктуризации«Оборонсервиса».

— Каких активов в итоге «Оборонсервис» лишится, а что у холдинга останется?

— Для начала выясним, что останется в «Оборонсервисе» после выполнения уже принятых решений: передачи Минпромторгу предприятий «Спецремонта», «Авиаремонта» и «Ремвооружения», реформирования «Красной звезды» и ликвидации «Агропрома».

И что у нас остается? «Славянка», «РЭУ» — это текущий ремонт, обслуживание жилищно-коммунального фонда, «Оборонэнерго» — содержание электрохозяйства, «Военторг», который занимается питанием, пошивом, банно-прачечным обслуживанием, а также функции военного строительства — это «Оборонстрой» и «Главное управление обустройства войск».

Вот, собственно, и весь функционал, который останется от «Оборонсервиса».

— В каком направлении продолжите работу с активами ведомства после завершения юридической части реструктуризации «Оборонсервиса»?

— После мы должны будем, на мой взгляд, искать не какие-то структурные решения внутри существующих организаций, не думать сейчас о повышении стоимости активов, о приватизации или улучшении структуры баланса юридических лиц.

Мы должны проанализировать саму функцию. Где и в каком объеме она может выполняться по рыночным принципам? Где мы должны привлекать коммерсантов, а в каких случаях выполнять работы своими силами или, как говорили в советские времена, хозспособом: силами военнослужащих, силами, например, гражданского персонала, либо через специально созданные государственные предприятия или учреждения. Мы должны определиться, где для нас главным является выбор наилучшего поставщика, а в каких случаях нам требуется гарантия того, что услуга будет оказана вопреки всему, несмотря на какие бы то ни было обстоятельства, в том числе и в военное время.

Как говорят наши коллеги из тыловых служб, никакой коммерсант не полезет под пули, чтобы накормить солдат в окопах. Тем не менее наши военнослужащие не должны воевать голодными. Поэтому внутри Вооруженных Сил мы должны иметь соответствующую структуру, финансируемую из бюджета, которая будет в состоянии оказать определенную услугу в нужном месте, в то время и в том объеме, насколько это будет необходимо.

— В феврале Минобороны РФ ввело мораторий на продажу недвижимости и отменило торги до создания новой системы управления ведомственным имуществом. Когда рассчитываете завершить работу над новой системой?

— Работа находится в завершающей стадии. В Департаменте имущественных отношений разработали Концепцию управления имуществом Вооруженных Сил РФ, и министр обороны утвердил этот документ. Концепция стала первым стратегическим «невоенным» документом в новейшей истории военного ведомства. Эта разработка содержит ответ на вопрос о месте и роли имущественной политики в деятельности министерства, в ней содержится описание механизма управления военным имуществом. Ключевые направления работы — совершенствование учета недвижимого военного имущества, определение целевой функции военного имущества, обеспечение эффективного управления военным имуществом, вовлечение в гражданско-правовой оборот высвобожденного военного имущества и управление рисками. Не на последнем месте — экономическая мотивация при проведении торгов, которая позволит взять продавцам на себя вопросы предпродажной подготовки имущества: учет, оформление, регистрацию, оценку и другие функции.

— Ставит ли разработанный Департаментом документ во главу угла рост доходов и снижение расходов ведомства, или имеются и другие ключевые критерии эффективности работы с ведомственной недвижимостью?

— С учетом избыточности площадей недвижимого имущества, имеющихся в распоряжении Минобороны, в том числе военных городков, образовательных, культурных, коммунально-бытовых объектов, обслуживающих потребности населения, одними из главных критериев является оперативность передачи такого имущества новым собственникам. Еще один немаловажный критерий — приоритет социально значимой передачи над выгодой от получения прибыли для министерства.

Источник: РИА Новости (http://ria.ru/interview/20131107/975092895.html)